16:59 

everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Автор: HOELMES(ну, в смысле, я)
Название: Совпадение
Фандом: Шерлок Холмс
Пейринг: Холмс/Ватсон
Дисклеймер: Дойл дал, а мы берём
Предупреждение: один герой посмертно. Грустно. Секса нет

Я привык каждый вечер видеть его здесь. Он очень стар. Сед, как лунь. Когда-то, полагаю, он был высок и строен, но теперь просто страшно худ, спина у него согнутая, и при ходьбе он опирается на две палки сразу. У него глаза цвета осеннего неба. Их взгляд отрешённо скользит, ни на чём не задерживаясь. Вернее сказать, задерживаясь на ничём. На это ничто он может смотреть очень долго, и выражение его лица непроницаемо, как гипсовая маска.
Он приходит из-за холма, подолгу отдыхая после каждых десяти шагов. Это его система. Он ригиден, как все старики. Потом он садится на камень у самой воды и, положив подбородок на ручку одной из своих палок, сидит, не то думая о чём-то своём, не то задремав.
Я хотел бы нарисовать его, но не могу делать это исподтишка. А заговорить не решаюсь, хотя иногда он как будто бы косится в мою сторону. У него суровое лицо, совсем не походит на то, что принято называть «добренький дедушка».
Сегодня он опаздывает к своему обычному часу. И, услышав, наконец, его шаги, я понимаю, что что-то не так. Спина согнута больше, чем прежде, шаги ещё неуверенней, и опора на трости ещё тяжелее. И останавливается он не через десять, а через пять шагов. Нет, теперь через шесть. Похоже, сегодня он вообще не придерживается своей системы.
Наконец, достигнув привычного камня, садится медленно и тяжело. Вынимает из кармана платок, но и ещё кое-что выпадает вместе с ним. Я вижу официального вида бланк с траурной чёрной полоской. Теперь мне понятна причина такого нарушения правильного порядка сегодня. Кто-то умер. На таких бланках присылают извещения о смерти.
Он наклоняется поднять, тянется длинными, дрожащими прокуренными пальцами с артритическими утолщениями суставов. Вот-вот потеряет равновесие.
- Позвольте вам помочь, сэр.
Подавая ему бумагу, мельком вижу, что не ошибся – это, действительно, извещение. Какой-то дом ветеранов-инвалидов. Родственник или знакомый. Горький привет его молодости, должно быть.
- Благодарю вас, молодой человек.
- Я.., – я мнусь, не зная, что сказать, но и молча отойти неловко. – Я соболезную...
- Не стоит.
Ему, кажется, тоже неловко, и он спрашивает о моём мольберте.
- Просто хобби. Я учусь в медицинском, в Эдинбурге. Приехал на каникулы. Моя мать – вдова Уотсон из Крампл-вулидж.
Что-то неуловимо переменяется в лице старика. По нему словно лёгким крылом промелькивает тень.
- А как ваше имя? – с беспокойством спрашивает он.
- Джон. Джон Грегори.
- Не может быть!
Это восклицание удивляет меня:
- Собственно, почему?
Несколько мгновений он смотрит на меня непонимающим взглядом, словно разбуженный, потом, усмехнувшись, качает головой:
- Нет-нет, милый мальчик, это я не вам.
- Не мне? – мне становится всё труднее его понимать.
- Себе. Да, себе. В старости начинаешь говорить сам с собой, потому что былых собеседников всё меньше. Итак, вас преследует идея написать мой портрет?
- Да, но откуда вы...
- Мальчик, это совсем просто. Вы все эти дни поглядываете на меня, вот так склонив голову. Оценивающе поглядываете, я бы сказал. И вы берётесь за свой этюдник, а потом качаете головой и снова кладёте его – не без сожаления. Вывод: вы хотели бы рисовать меня, но не решаетесь обратиться ко мне с этой просьбой.
- Всё верно, - я немного удивлён его проницательностью – все эти дни мне казалось, что он едва замечает меня.
- Вы можете, - говорит он. – Сегодня не лучший день, но я приду сюда снова. Конечно, если я буду жив. Это обстоятельство всегда стоит принимать в расчет, когда тебе за восемьдесят. Мы, старики, довольно уязвимы.
Он сворачивает бумагу и снова прячет в карман.
- Один хороший человек, - говорит он, отвечая, скорее, моему вопросительному взгляду, чем каким-либо словам. – Возможно, не лучший, но лучший для меня, если вы, конечно, меня понимаете. Это нормально. Старики должны умирать, чтобы молодые могли размножаться. Не так ли, Джон Уотсон? Надо же! Джон Уотсон. Какое поразительно совпадение.., - и вдруг он роняет лицо в ладони и не по-стариковски, громко, взахлёб плачет.

17:51 

everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love

17:47 

everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Хочу повесить картинку с Шерлоком Холмсом -Ливановым от себя.

18:34 

everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
- www.proza.ru/avtor/hoelmes - моя страничка на "проза.ру", где я вешаю исключительно свои Холмсо-фанфики.

21:13 

Хозяин Сэмплиер-холла

everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Часть первая


Родовое гнездо Сэмплиеров



читать дальше

hoelmesingi

главная